г. Ростов-на-Дону, ул. Зорге 40
+7 (928) 188-41-41 talpabv@gmail.com
г. Ростов-на-Дону, ул. Зорге 40
+7 (928) 188-41-41 talpabv@gmail.com
Музей «Кирпичная библиотека»

Кирпич – один из первых инновационных материалов, созданных человеком полностью преобразивший образ его жизни.

Кирпич с клеймом 3 из Валаамского монастыря

описание

Кирпичи произведены на территории Валаамского Монастыря на остро-ве Валаам, относящемуся к Выборгской губернии. Там с 1785г. существо-вал кирпичный завод, обслуживающий нужды церковной архитектуры. Появление клейменых кирпичей датируется 1860-м годом (возможно, и ранее). Впоследствии, был открыт второй завод и, производство расширилось до поставок на материк. Все кирпичи клеймились буквами «ВМ» и годом изготовления с различным шрифтом, характерным в пределах при-мерно одного десятилетия. Существуют клейма, как на лицевой стороне (постели), так и на боковых торцах (ложке и тычке), а также кирпичи раз-личных форм. Есть основания предполагать, что кирпичное производство продолжалось и после присоединения Валаама к Финляндии в 1917г. вплоть до 1940г., когда монастырь был закрыт.
На территории монастыря также обнаружены кирпичи с клеймами, которые представляют из себя только цифры («12», «16». «19» и др.), а также со специфическим клеймом в виде утопленной примерно на 3см рамки на постели. http://www.v-smirnov.ru/pvb1.htm
Валаамский монастырь — один из старейших русских монастырей. Его называют Северным Афоном.
По монастырскому преданию, в I веке апостол Андрей Первозванный, проповедуя Евангелие, шел на север и достиг острова Валаам, где установил Святой Крест. Через 900 лет на остров прибыли двое греческих мона-хов — Сергий и Герман. Они считаются основателями монастыря. В XV веке обитель стала центром просвещения и книгопечатания на севере Руси. К началу XVI века на острове было около 600 насельников.
После шведского нашествия в XVII веке монастырь долго восстанавливался. Только при игумене Назарии в конце следующего столетия нача-лось обширное каменное строительство. В XIX веке благодаря усилиям игумена Дамаскина монастырь приобрел современный вид. Жемчужиной комплекса стал каменный Спасо-Преображенский собор. На территории Валаамского архипелага появилось множество скитов.
После революции 1917 года Валаам стал частью Финляндии, и мона-стырь перешел в подчинение Финляндской православной церкви. В 1939—1940 годах во время советско-финской войны большая часть монахов переправилась в Финляндию, где возник Ново-Валаамский монастырь. В послевоенное время Валаам перешел к СССР, здесь в 1950 году устроили дом инвалидов. С 1989 года монашеская жизнь возобновилась, стали восстанавливаться храмы и жилые постройки.
http://rublev.com/monastyri/valaamskii-monastyr
На Валааме долгожданная радость: в октябре месяце со Спасо-Преображенского собора окончательно были сняты строительные леса. Главный храм Северного Афона – сердце обители – наконец предстал богомольцам во всей своей красе.
На протяжении многих лет собор был обрамлен строительными ле-сами. И всякий раз, когда экскурсоводы подводили группы к Центральной усадьбе, они, указывая в сторону главного храма, казалось бы, замурованного навечно в этих перекрытиях, долго рассказывали о его былом ве-личии и красоте.
И вот, к 25-летию возрождения монашеской жизни на Валааме за-вершен демонтаж строительных лесов, опоясывавших собор – окончен уникальный период реставрационных работ по фасаду главного храма Спасо-Преображенского монастыря. Это была самая основательная и наиболее подготовленная реставрация за все 120 лет существования собора.
История строительства. Идея строительства собора принадлежит святи-телю Игнатию (Брянчанинову): «Вместо такого числа храмов гораздо бы-ло бы лучше, если б одно обширное здание вмещало в себе теплую и хо-лодную церкви».
Замечание благочинного монастырей Санкт-Петербургской епархии не осталось без внимания. При игумене Дамаскине (Кононове) начинается заготовка кирпича, извести и прочего строительного материала для нового храма. Здание задумывалось особенно грандиозным по своему масштабу, на 3000 богомольцев. Высота колокольни — 76 метров, высота собора — 47 метров.
Время строительства собора – 1887-1891 гг. Цена собора по смете составляла 600 000 рублей, в том числе около 400 000 — расходы на само строительство и 200 000 – на внутреннее обустройство храма, и это не считая монастырских материалов и работ произведенных насельниками монастыря. Для сравнения: цена крейсера «Аврора», построенного в те же годы, составила чуть более 2 миллионов рублей.
На возведении Спасо-Преображенского собора трудились не только вольнонаемные рабочие, но и вся монастырская братия. Каждый день после трудового дня, монахи на своих плечах носили кирпичи на леса для строителей, а старцы и схимники в то время вычитывали монашеское правило за братию.
Всего на строительство храма и колокольни ушло более 3,5 миллионов кирпичей. Сложно представить такие объемы! Толщина кладки стены в основании колокольни составляет 2,5 метра. Старый монастырский кирпич, ручной набивки и обжига, был хорош. Производили кирпич прямо на острове, причем насчитывалось больше десятка различных форм, по которым он заготавливался. Но при возведении здания собора использовался и кирпич от старого храма, который был забутован в его верхнюю часть. И вот, во время реставрационных работ строители обнаружили эти кирпичи – они стали рыхлые, полностью потерявшие свою способность. Пустоты внутри стен образовались не только от плохого кирпича. Через определенные промежутки наблюдались полости от бревен, которые дер-жали леса при строительстве храма, ведь он строился и рос вместе с леса-ми вокруг него. А потом при разборке лесов бревна вынимали из стены, а образовавшееся проемы закладывали кирпичом.
И таких кирпичей насчитывалась не одна тысяча. Но через пятьдесят лет кирпич начал осыпаться, поэтому в 1930-х годах провели первую реставрацию собора. Кроме того, на всех открытых участках стен требовалось заменить практически все разрушенные кирпичи, а также те, которые давно готовы «выпасть» из-за того, что известковый раствор частично или полностью вытек… К великому сожалению, во время восстановительных работ была допущена еще одна серьезная ошибка – вместо извести использовался цемент.
В период советско-финской кампании остров Валаам не раз жестоко бомбили. Основной задачей было уничтожение колокольни, так как она использовалась для корректировки огня. Особо страшная бомбардировка началась 19 января 1940 года и продолжалась несколько дней. В собор попало несколько зажигательных бомб, но пожар удалось предотвратить. «Еще миг – и монастырь был бы стерт с лица земли, — отмечал в своем дневнике игумен Харитон (Дунаев). — Но бомба, предназначавшаяся для разрушения Спасо-Преображенского собора, упала всего в нескольких метрах от главного входа и не взорвалась. Чудом, по молитвам преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, главная святыня Валаама – Спасо-Преображенский собор – остался цел».
В середине 1960-х годов не реставрируемый и всеми забытый глав-ный собор начал заметно ветшать и осыпаться. Осыпавшиеся во время шквальных ветров кирпичи могли стать причиной немалых бед. Из Моск-вы приехала комиссия, после короткого изучения состояния постройки, решила покончить со всеми проблемами быстро, окончательно и бесповоротно: храм решили взорвать и разобрать на кирпичи.
За собор заступилась и спасла от разрушения председатель поселкового совета Вера Ильинична Костяная, пообещав под личную ответствен-ность и расписку, принять все необходимые меры безопасности.
— Храм закрыть на замок и туристов к нему не подпускать.
Вера Ильинична вспоминала: «Я оформила расписку. На собор по-весили большой тяжёлый замок и устроили там склад. Вот только и мест-ные, и туристы всё равно туда ходили…».
Задолго до своего приезда на Валаам, ей, тогда еще молоденькой девчонке, ничего не знавшей ни о Валааме, ни о Карелии, приснился сон: в белой одежде и фате она стоит перед ступенями какого-то храма. Что это были за ступени, что за храм — ей было не ведомо. И лишь много позже, ступив на валаамскую землю и оказавшись перед главным входом в собор, Вера поняла, что именно это крыльцо она и видела во сне. «Наверно, Богу было угодно, — улыбается Вера Ильинична, — чтобы я оказалась на Валааме и отстояла этот собор».
Реставрация. В 1980 году «Росреставрация» начала работы по спа-сению храма, которые к началу 1990-х годов были «заморожены». Воз-рождаемая обитель в эти трудные для страны годы не могла найти сред-ства на столь масштабные восстановительные работы, поэтому собор стоял, окруженный черными, гниющими от сырости лесами.
И еще одной бедой для собора были потоки вод, стекавшие по стенам на протяжении десятилетий (с 1940 по 1981 годы кровля протекала во многих местах, водосточные трубы, скорее всего, тоже отсутствовали). В таких условиях ни один кирпич долго «не живет» – очень быстро теряет свои свойства. Надо учитывать и то, что оттепели, как и заморозки на Валааме бывают очень часто при высокой влажности воздуха. Климат архи-пелага суров не только к людям, но и к зданиям. Например, по данным метеостанции, с ноября 1999 по май 2000 года график температур воздуха пересекал нулевую отметку 78 раз при средней влажности воздуха 85%. В таких условиях промокшая от протечек в кровле стена из обычных и неотожженных кирпичей, положенных на известковый раствор, не имеет шансов просохнуть. Навсегда теряют свои строительные свойства и про-мокший известковый раствор, и кирпичи.
В 2000 году для собора ощутимую угрозу уже стали представлять и строительные леса, простоявшие вокруг него около 20 лет, появилась ре-альная опасность их обрушения. Через некоторое время пришло специальное предписание: «Работы прекратить. Угроза обрушения строитель-ных лесов. Аварийное состояние». Было принято решение подремонтировать строительные леса насколько это возможно и провести срочный ре-монт фасада, который осыпался на глазах, мог наступить необратимый процесс разрушения собора.
С 2000 по 2001 годы были проведены срочные ремонтные работы тех частей собора, которые находились в наихудшем состоянии. Главки, верхняя часть храма и колокольня, казалось, выглядели совсем неплохо, и нуждались только в покраске, потому что они были отреставрированы еще в советские годы. Но со временем все эти части также начали осыпаться, так как был разрушен непосредственно кирпич, а не только штукатурка, которой в советские годы просто замазывали деструктированную кирпич-ную кладку.
После ремонта в 2001 году, насколько он был возможен, все пони-мали, что это ненадолго. Ведь тогда смогли лишь немного подлатать и подкрасить некоторые части собора, и то насколько это позволял кратко-временный строительный сезон. Спустя десять лет в монастыре было при-нято решение: «Реставрацию фасада продолжить, окончательно отреставрировать собор».
Восстановление. «В 2011 году начали реконструкцию с колокольни, — рассказывает прораб Буде Аманжолов. — С ее верхней части – это такой маленький дворец на громадной высоте, со своим фундаментом, колонна-ми и куполом. Мы в 2011 году возвели уникальные строительные леса, ко-торые подняли до креста колокольни на высоту 76 метров. Потом в 2012 году обошли ими весь собор. С реставрацией рассчитывали уложиться в два года. В первый год отреставрировали колокольню, заменили элементы медного покрытия фасада, на следующий год успешно отреставрировали пятиглавие собора с заменой стропил кровли, вычинкой кирпичной клад-ки».
«И тут выяснилось, что сейчас все только начинается, — рассказывает игумен монастыря епископ Троицкий Панкратий. — Стали менять купола, и в некоторых, где окончательно сгнила обрешетка, все в прямом смысле слова сыпалось под руками. И каждый новый этап реставрации увеличивал объем работ в разы… Мы тогда удивились, каким чудом на покрытом медью гнилом дереве держались кресты».
«Только кресты нас не подвели, они были с гальваническим покрытием из золота. Покрытие, сделанное в те далекие времена, было в отличном состоянии, его мы отчистили, поправили. Конечно, после войны на крестах были следы от пуль, – продолжает прораб Буде. – В некоторых местах удалось сохранить так называемое «английское железо» 1896 года, то, что уже вышло из строя, естественно, поменяли».
Что невозможно человеку — возможно Богу — эту истину мы часто повторяем иногда чисто механически. Но история восстановления и самой Валаамской обители, и главного ее собора только в очередной раз дока-зывает это непреложное правило. Медленно, но верно храм восстанавливался.
И после капитальной реставрации куполов было решено еще раз пройти и простучать и весь фасад здания. И, вновь набралось около 30 тысяч кирпичей на замену. Игумен монастыря епископ Троицкий Панкратий особо отмечает долготерпение и понимание благотворителей монастыря – Геннадия Николаевича и Елены Петровны Тимченко, которые все проблемы воспринимали как свои, рассудительно шли на дополнительные затраты по реставрации, понимали, что это делается на долгие годы, для Бога…
Север вообще не любит суеты, и если уж что здесь делается, то дела-ется основательно. Многие работы приходилось выполнять вручную, вплоть до выемки дефектного кирпича. Новый кирпич для реставрационных работ заказывали у разных производителей. Одну партию делали в Эстонии, другие изготавливали в Калининграде и Латвии.
От монастыря все работы курировал эконом обители, монах Ефрем (Мухин), мастерами руководил прораб Буде Аманжолов. Как приехал он в 2000 году из Санкт-Петербурга на пару месяцев поработать, так до сих пор и работает: меняет кладку, ставит леса, помогает кровельщикам, принимает участие в различных экспертизах. Мастер-реставратор рассказал интересный случай: на колокольне деревце корнями зацепилось за кладку и пошло в рост. Деревце срезали, стали корешки вычищать, и пока не вы-нули последние, разборку кирпичей не останавливали. Колокольня имеет толщину стен 2,5 метра, а корни эти уходили в стену на 1,3 метра!
«С центральной главки мы только птичьего помета вывезли 4 телеги. Работали в специальных респираторах. А ведь там были еще и гвозди, и доски, и чего там только не было. Мы все это убрали. Наверное, там изначально кровля была не очень качественная, а со временем еще и прохудилась. Так что, убрав мусор, мы облегчили купола, а потом утеплили их специальными стекловолокнистыми матами для поддержания нормальной температуры и лучшей сохранности живописи в соборе», — поясняет Буде Аманжолов, добавив что для покраски собора использовалась специальная краска, которая «дышит», но не пропускает влагу, что немаловажно на северном острове.
Над центральным входом в собор была установлена мозаичная ико-на покровителей обители – преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев. Были проделаны большие изыскания архивных фотоматериалов для восстановления полностью утраченной композиции — по сохранившимся фрагментам и старым фотографиям удалось воссоздать утраченный вид центрального входа в храм и восстановить рисунок и надписи над входом. Восстановить композицию такой, как она задумывалась пер-воначально оказалось не так просто: сохранились лишь черно-белые фо-тографии, и цветовую гамму росписи составляли и подбирали несколько раз.
Долгий путь восстановления полуразрушенного собора напоминает трудный путь преображения ветхого человека. Реставрация души – тонкая и кропотливая работа длиною в жизнь. И там, где не достанет сил человеческих, там все восполнит Божия милость заступничеством Божией Матери и молитвами святых угодников. И история Спасо-Преображенского собора нам это наглядно доказывает.
Возрождение Спасо-Преображенского собора Святейший Патриарх Алексий II сравнил по значимости с восстановлением Храма Христа Спа-сителя в Москве, отметив, что: «эта жемчужина русского Севера нуждается в нашей поддержке и помощи… Посещая эту Святую обитель, видя раз-рушения скитов и церквей, казалось, что должны пройти десятилетия, прежде чем обитель вновь обретет былое великолепие. Сегодня с благодарением Господу можно засвидетельствовать: на наших глазах соверши-лось чудо Божие, и «Северный Афон» вновь, как и прежде, восстает из разрухи и мерзости запустения».
«Мы восстанавливаем внешнее благолепие для того, чтобы поднять планку нашей внутренней духовной работы. Взирая на величие и красоту, созданные руками наших предков, мы понимаем, что такое величие и та-кое благолепие нельзя было создать на пустом месте, не имея силы духа. Все это внешнее величие и красота являются видимыми знаками, отображающими духовную силу наших благочестивых предков. И если мы приняли на себя труд возродить внешнюю красоту Валаама, то, взирая на эту красоту, должны памятовать постоянно о том, что было движущей силой ее созидания, памятовать о духовной силе Валаама», — отмечает Святей-ший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.
«Немного на земле есть таких мест, как Валаам, – считает епископ Троицкий Панкратий. — Не случайно он был назван «Северным Афоном». И даже сами афонские монахи, приезжавшие к нам, называли наш удиви-тельный архипелаг раем, несмотря на множество ран, нанесенных в последние десятилетия «пречудному острову». Каким он был раньше, в пору своего расцвета, мы можем только догадываться, когда читаем Шмелева и Зайцева, смотрим на старые фотографии и картины, слышим воспоминания тех, кого Господь сподобил увидеть это чудо в неповрежденной красоте. Валаам – это наша «проповедь в камне». Но главной особенностью Ва-лаама является особая духовная атмосфера, как говорят православные, «намоленность». Валаам освящен Божией благодатью, которую стяжали поколения иноков. Молитвами, потом и кровью известных и неизвестных подвижников, аскетов, мучеников созидалась Валаамская обитель».
Авторы: Александр Веригин, Янина Зритнева, Маргарита Федорова, Ольга Лерида. http://valaam.ru/publishing/3445/
Первое доступное подробное описание острова (с указанием работы кирпичного завода) было опубликовано в 1785-м году, которое называлось «Путешествие по озерам, Ладожскому и Онежскому, / надворного советника, Императорской Академии наук академика, Императорского шля-хетного Сухопутного кадетского корпуса профессора в российском слове, медицины доктора, Императорской Российской академии, С. П. Б. Вольно-го экономического общества и Бернского в Швейцарии члена, Николая Озерецковского»
Отрывок из этой книги:
Кроме пахотных мест, лугов и леса, находится на острове хорошая глина, которая употребляется на делание кирпичей для начатого каменно-го строения. Кирпичи делаются в верстах трех от монастыря наемными работниками, которые за тысячу кирпичей получают по полтора рубля, а подрядчик с монастыря берет по три. Возле глины, которая цветом свет-лосиняя и лежит в долине под самою поверхностью земли, лежит и песок по край бора соснягом покрышаго. При самом сем месте сделаны печи для обжигания кирпича, и большая изба для житья работников, которых в бытность мою было там 42 человека, и все они пришельцы из Ярославля. Известь жгут близ монастыря из мраморного щебня, который привозят на судах с острова Ювеня, лежащего верстах тридцати от Валаама близ го-рода Сердоболя, где добывается бледно зеленый мрамор для казенных строений в Санкт-Петербурге.
Цитата из: «Острова Коневец и Валаам и тамошние монастыри: (Отрывок из «Обозрения Ладожского озера, на основании местных преданий и до-стоверных свидетельств») 1852 года

Валаамский монастырь 1852-й год
Отрывок из издания «Описание Валаамского монастыря: С прил. изображения Сергия и Германа валаамских чудотворцев» 1890 года:

Валаамский монастырь. Информация 1890-го года
Самое раннее клеймо с годом, которое известно на сегодня — ВМ 1854/ http://cegla.ru/kirpichi-s-klejmom-valaamskogo-monastyrya/

www.brick-library.ru 2012-2022 (с) Все права защищены. Политика конфиденциальности.